• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:28 

Последняя история о Лу Гару

Доктор Пенн поднял голову от своего рисунка и улыбнулся. Он не видел перед собой монстра. Вошедший походил на человека, и, будь он человеком, его внешность назвали бы благородной, а гладкость его лица говорил бы о юности. Со времен прошлой встречи доктор помнил его имя — Доор — и то, с каким вниманием к его мнению относились соплеменники. Юноша обещал стать богатырем, когда возмужает. Осанка, развитый верхний плечевой пояс и видимая мускулатура говорили о любви к гимнастическим упражнениям, не об изнуряющем труде. Длинные руки, ноги, пальцы, коротко обрезанные кудри, блестящие выпуклые глаза, приплюснутый нос, выступающие вперед челюсти роднили его с уроженцами Африки, острые скулы и складка над веком — с жителями Азии, полупрозрачная кожа — с людьми белого христианского мира. Однако уподоблять его человеку было ошибкой.
- Доброй ночи, Лу Гару, - сказал Пенн.
- Доброй ночи, негодяй, посоветовавший нам воспользоваться транспортом на ветряном ходу. – Доор засмеялся (это было похоже на утробное урчание) и погрозил пальцем. – Ты пытался нас убить? Никогда не приходилось перемещаться в пространстве менее удобным способом.
Пенн поднял брови.
- Не советовал ничего, чем бы не пользовался сам.
- Бедняга! Худшего наказания не придумать. - Доор растянул губы, показывая, что обвиняет не всерьез. - Отвратительные доски. Грязь, вонь как в зверинце. Как можно быть мыслящим существом и жить в таких условиях? Были и хорошие стороны: мы наелись до отвала, но скоро началось такое, что лучше бы голодали. Это случилось, когда мы спали. Мы проснулись от жара. Вокруг нас все разваливалось. Открылись дыры в стенах, в потолке, и отовсюду на нас лился свет. Мы разбегались и прятались. - Лу Гару вытянул руки, растопырил пальцы, разглядывая бледную полупрозрачную кожу и фиолетовые жилки. - Посмотри, тут были ожоги, до сих пор видно.
Доктор теребил карандаш и смотрел мимо, перед его глазами одна за другой проходили картины — все части драмы, разыгравшейся на «Перчаточнице». Ничего не подозревая, капитан велит бросить якорь в бухте острова, и по лунной дорожке к высокому, неприступному, обшитому встык борту плывут куски топляка и старых разбитых досок, как будто безобидный мусор. Но в тени корабля от плывунов отделяются полупрозрачные фигуры и лезут по якорным канатам, по выступам вверх, проникают в оставленные настежь ради душной ночи порты, и все затихает как сновидение. Ничего не подозревая, утром капитан велит сниматься с якоря. День проходит в будничных заботах, солнце садится, и, когда все заполняет чуть подслащенная светом месяца темнота, над палубой разносится полный удивления крик.
читать дальше


@темы: Золотая гора

21:14 

Несколько занимательных фильмов

В честь выхода нового мини-сериала, посвященного пиратским историям, Афиша сделала дайджест кинофильмов о пиратах. Джека Воробья дискриминировали.



Ознакомиться

@темы: ссылки

21:59 

Линейка длины кораблей

Здесь я собрал небольшую компанию судов разных стран и эпох, ранжировав по длине корпуса — просто чтобы самому лучше представлять масштаб. В этих же целях в строй великих кораблей внедрены засланцы из нынешнего века. В некоторых случаях не было возможности установить точную длину; там, где это был возможно, брал длину по палубе. На мой взгляд, никто из представленного ряда в представлении не нуждается, но я все-таки попытался дать каждому судну краткое определение.

"Кон-Тики" (тот самый плот Тура Хейердала) — 13,5 м
"Золотая лань" (флагман Дрейка, XVI век) — 21,3 м
"Санта Мария" (корабль Колумба, XV век) — 23,6 м
"Меркурий" (корабль русского флота XIX века) — 30,9 м
"Месть королевы Анны" (флагман Эдварда "Черной Бороды" Тича XVIII век) — 34 м
"Мэри Роуз" (флагман английского флота XVI века) — 38,5 м
"Повелитель морей", он же — "Золотой дьявол" (корабль английского флота XVII века) — 39 м
ОМ стандартных серий (самая популярная модель современных речных трамвайчиков) — 42,5 м
"Солнечная ладья" (церемониальный корабль, Египет, XIX в. до н.э.) — 43,4 м
"Семь провинций" (флагман голландского флота XVII века) — 62 м
"Катти Сарк" (английский клипер XIX века) — 64,8 м
"Васа" (флагман шведского флота XVII века) — 69 м
"Виктори" (флагман Нельсона, XVIII-XIX века) — 69,3 м
"Аврора" (крейсер русского флота начала XX века) — 126,8 м
"Титаник" (тот самый, начала XX века) — 269 м
"Миссури" (линкор американского флота XX века) — 270,4 м
"Морской оазис" (самый большой круизный лайнер XXI века) — 361 м

@темы: корабли

02:30 

Маленькие острые зубы

«Я бедный человек, один кормлю семью, мне никто не обеспечивает страховку. Когда я пропаду здесь с вами, никто не призрит моих детей. Чем проклинать вас перед смертью, лучше я оставлю вас сейчас и буду молиться о ваших душах», - так или примерно так сказал честный проводник, прежде чем отчалить. Сержант Койн и доктор Пенн уже стояли на берегу, куда, вымазавшись до колен, перебрались через широкую полоску ила. Руки их были заняты поклажей, и они не успели схватить негодяя за куртку или предпринять что-либо иное.
- Как будем возвращаться? - спросил Пенн, когда плоскодонки проводника уже не было видно.
- Надо было его пристрелить, - отозвался Койн.
читать дальше


Анри Руссо. Заклинательница змей

@темы: Золотая гора

23:05 

Шпаргалка по современным парусникам



Не могу гарантировать полную достоверность сведений. Например, меня очень озадачила каравелла, которая выглядит как нормальная шебека.

@темы: корабли

22:36 

Шабаши Корнелиса Сафтлевена

Корнелис Сафтлевен — своего рода Босх, но оперирующий тусклыми красками. У него — скорее полусонные, вызывающие неясный страх тени, нежели яркий развеселый кошмар.

Одна из самых известных его картин — "Ведьмовская таверна"


читать дальше

@темы: земля вода воздух огонь

22:06 

Форт Испуг

За далеко выпирающим в море песчаным мысом, за грязно-зеленой водой залива, в устье узкой заиленной реки стоял собранный из жердей, пустых бутов, отодранной обшивки, пальм, пальмовых листьев, бамбука, рваной парусины и просто всякого мусора форт Фрайт. 7 августа 1688 года этот нелюбимый ребенок своей страны переживал славные времена: возле его стен одновременно бросили якорь ост-индский корабль пятого класса, корвет и шхуна.
Свой первый выход на берег Африки владелец корвета «Память герцога Мальборо» лорд Мередитт пожелал обставить пышно.
Первое — его сопровождал капитан. Бедный Литтл-Майджес, не топтавший твердую землю с весны, готовился к выходу словно к свадьбе. Он брился так тщательно, что сбрил десяток лишних лет и стал похож на толстого школяра; до изначальной черноты отчистил шляпу, колет и сапоги, на перевязь повесил реквизированную с «Перчаточницы» испанскую шпагу, чей эфес представлял кусающую собственный хвост змею, и то и дело спрашивал Пенна, выглядит ли он теперь как джентльмен, зарабатывающий в год пятьсот фунтов.
Второе — милорда сопровождал великан Койн. Одно число серебряных пуговиц на всех видимых частях его платья заставляло думать о состоятельности нанимателя.
Третье — общество путешественников должен был украсить собой Френсис Герберт. Однако, выйдя на воздух ранним утром и обозрев залив, он вернулся в кровать с жалобами на приступ лихорадки. Скрепя сердце Мередитт заменил его доктором Пенном в ущерб праздничному виду свиты.
читать дальше


Шесть африканских рабов и их чернокожий продавец с двумя моряками в Ливерпуле



@темы: Золотая гора

23:56 

Уроборос

Символ получил большую популярность в новое время благодаря алхимикам.

Иллюстрация из "Книги символов", изданной в 1621 Андреа Альциато. Здесь змей, кусающий свой хвост, являет собой образ взаимодействия и перехода стихий воды, воздуха и земли (песка). "То, что сухо, вскоре намокнет", - глубокомысленно замечали господа алхимики.



читать дальше

@темы: земля вода воздух огонь

20:19 

Адриес ван Ээртвельт

Да, он Ээртвельт или Эертвельт (1590–1652), это не опечатка.

Он рисовал "Святую Марию" Колумба


Его самого рисовал ван Дейк
читать дальше

Кажется, он был своеобразным, но не очень искусным художником. "Санта Мария" у него словно вывернута и падает сама на себя. Очень неудобно, должно быть, ходить по полуюту, если он наклонен на 45 градусов. Тем не менее, неуклюжая Мария получилась притягательно воздушной и вообще какой-то сказочной. А еще я хочу показать эту картину Ээртвельта — "Два корабля на рейде" (по клику картинка открывается большая-пребольшая). Пропорции нарушены и вывернуты везде, где можно, что позволяет лучше разглядеть человека, стоящего на полубаке. Такой важный. Но если это капитан, какого черта он делает на носу?

@темы: корабли

23:14 

Очищение огнем

Когда лорд Мередитт принял решение преследовать «Перчаточницу», и корвет «Память герцога Мальборо» лег на новый курс, взяв на два румба восточнее, той же ночью ветер задул свежий и благоприятный, словно летучим голландцем, алчностью сэра Юэна и гвинейскими зефирами правили одни и те же демоны. Тем внезапным маневром, проведенным в короткие темные часы, корвету почти удалось оторваться от преследовавшей его шхуны. Капитан «Рид» Никлас Файбер на рассвете увидел за горизонтом лишь вымпелы своей жертвы, рассердился и решил наказать ее: утром 27 июля он шел уже не в десяти милях от мишени, а в трех. Теперь капитан «Памяти» Литтл-Майджес имел неудовольствие наблюдать жерла трех пушек на файберовском левом борту в любое время, когда брался за подзорную трубу. Лейтенант Пайк, бросая взгляд на правый борт, тоже стал чаще вздыхать, хотя пуритан и учат с детства ожидать смерти как лакомства. Матросы, несмотря на то, что им никто не рассказывал о бесчеловечных обычаях Файбера, ходили очень скучные.
Казалось, в хорошем настроении оставался один Мередитт, да его новый наперсник Фрэнсис Герберт (появление которого оставило глубочайшую рану в сердце сержанта Койна, оттесненного на вторые роли). К слову, присутствие со всеми кроткого Фрэнсиса на сэра Юэна действовало странно: и без того невоздержанный на язык, в компании гостя он становился подлинно невыносимым.

Доктор Пенн проводил последние дни августа почти безвыходно в своей узкой, как горло висельника, каюте. Мередитт поручил ему просмотреть карты западного африканского побережья и найти очертания, похожие на те, что были на клочке бумаги из вещей Лоренца. Док сидел на своей жесткой тахте, по-портняцки поджав ноги, и рассматривал в лупу бумаги, разложенные на крышке рундука. Сэр Юэн заглянул в каюту (войти он не мог, так как все оставшееся свободное пространство пола занимали брошенные у порога ботфорты) и пригласил заглянуть Фрэнсиса.
- Пенн, я слышал, корабельный врач Генри Моргана вел собственный дневникчитать дальше


Алексей Боголюбов. Взрыв турецкого броненосца «Лютфи-Джелиль» на Дунае 29 апреля 1877 года

@темы: Золотая гора

20:42 

1666

Интерактивная книга, в которой презабавно жгут Лондон

04.09.2013 в 21:04
Пишет Миграция Смущенных Английских Джентльменов:

URL записи

00:00 

Каким европейцы увидели Китай в 1670 году



Что европейцы умеют ценить, так это чужие фантазии. Как трогательно перерисовали дракона.

читать дальше

22:37 


Уильям Хогард. Воздаяние за жестокость

Помимо очевидного содержания, в этой гравюре множество символом. Одни читаются легко: пес, назидательно пожирающий сердце висельника, а также иерархия препарирующих врачей: самый старый потрошит грудную клетку, средних лет — выколупывает глаз (голова в иеррхии позднего средневековья остается ниже сердца), самый зеленый довольствуется пяткой.
В целом картина должна представлять зрителю метафору посмертных мучений грешника. На то намекает котел, где очищаются кости других преступников.
Но многое ускользает от меня. Например, на что указывают скелеты? Ведь между ними как раз пустое место. Это скрытая проповедь материализма — после смерти ничего нет? Тогда становится понятным ужас, с каким юноша на заднем плане указывает на останки, подвешенные слева. "Это меня ждет?!" — словно говорит он. Что ж, надеюсь, сейчас он уже не боится.

@темы: медицина

17:06 

Как Фрэнсис Герберт упал в море

На рассвете 5 июля корвет «Память герцога Мальборо» снялся с якоря, развернул сверху вниз прямые паруса, поднял стаксели и вышел из залива Коусэнд. В Английском канале, равно как у берегов Бретани, море кипело подобно рыбному пруду. На траверзе Ла Манша корвет прошел вперед мимо длинного каравана, направляющегося в Ост-Индию. Широкопалубные торговые суда с мачтами, вознесшимися вдвое выше грота «Памяти», двигались как во сне. Их носы надрезали море и раскладывали его надвое по левой и правой раковине. Рядом шли корабли конвоя – узкие фрегаты с низкой кормой, чьи паруса казались не наполнены ветром, а набиты им, как подушки. Первым шел линкор с огромным флагом Ост-Индской компании на корме. Какой блеск царил на этом последнем корабле. Перед выходом в море его борта от носа до кормы украсили только что вырезанными фигурами бореев и апелиотов, и несомые ими гирлянды покрыли сусальным золотом. Офицеры и мичманы, одетые в кармин и индиго, не снимали своих камзолов, пока находились в широтах, где июльская жара была легкой. Толстые веселые матросы щеголяли в белых куртках практически все до одного. С полкабельтова было слышно, как на баке кто-то пилит на скрипке, и видно, как двое пляшут, сцепившись локтями. «Эхэй!» - кричал всем им капитан Литтл-Майджес и махал шляпой, а потом, повернувшись к доктору Пенну, с такой же веселой улыбкой сказал: «Они едут в ад, и каждый пятый – покойник».
- Вот что бывает с теми, кто мелочится! – громыхнул у них за спинами лорд Мередитт. Владелец «Памяти» возник на шканцах внезапно, и его появление заставило Литтл-Майджеса перестать опираться на планширь, принять менее развязную позу и надеть шляпу. Мередитт без одобрения поглядывал на линкор и презрительно приподнимал губу, оглядывая остальные корабли каравана. – Они уйдут и вернутся такими же бедными, какими уходили, а своим трудом заработают едва ли более, чем проедят в пути. Может, по возвращении хватит еще на пару сапог. Не к тому я веду вас.
Сказав это, сэр Юэн постоял еще, щурясь на солнце, и ушел в свою каюту.
13 июля «Память герцога Мальборо» достигла Бискайского залива. Здесь по-прежнему воды пестрели кораблями самых разных флагов. Не раз, а два-три раза в день по горизонту или в непосредственной близости проходили и дорогие соотечественники, и французы, и португальцы. Ветер благоприятствовал, и 20 июля корвет без приключений достиг Геркулесовых столбов. Отсюда Мередитт приказал взять мористее и уйти с нахоженных торговых маршрутов. В беседе с Пенном Литтл-Майджес заметил, что это разумно.
Наступило 25 июля.
Утро этого ясного дня, благословленного душным солнцем и пугающе слабым ветром, капитан встретил на полуюте за пристальным рассматриванием западного полукружия горизонта в подзорную трубу.
- Милорд, а нас преследуют! читать дальше


Маркус Гиретц. Мужчина в классическом одеянии, предположительно — Филипп Герберт, 4-ый граф Пемброк. 1610.

01:06 

Мода в 1688

Эта картина изображает курфюрста Макса Эммануэля, а также разнообразие моды позднего семнадцатого века. Персонаж справа носит прическу по моде первой половине века — длинные волосы, свои собственные, скорее всего. Рядом с ним — уже счастливый обладатель парика, а облик занявшего первый план курфюста уже куда больше напоминает о будущем веке.



Кстати, "читать дальше

20:34 

Альберт Экхоут

Почти не знал конкуренции главный в 17 веке художник голландских колоний Альберт Экхоут. Родившись в Гронингене, жил он в основном в голландской Бразилии, а свои работы отправлял покровителю Иоанну Моритцу, принцу Нассау, а тот делился со своим кузеном из Дании. Так многие работы Экхоута и осели в национальном музее в Копенгагене.
Картины этого голландца отличают необычно светлые и чистые краски. Чаще всего предметом изображения художнику служили аборигены, плоды, овощи и другая местная живая природа, но иногда он рисовал также африканцев.


"Сокровища Африки"

+3

@темы: Африка, кровь XVII века

16:58 

Карта Африки XVII века



И более подробная карта африканского побережья от Берега слоновой кости до Бенина ннаходится здесь. Карта, судя по всему, сделана картографом из Нидерландов. Большинство названий чертовы голландские бракоделы написали меленько и неразборчиво. Зато можно полюбоваться свирепой рыбой с ноздрями.

@темы: Африка

23:20 

Подглядывающий

Днем 4 июля лорд Мередитт собрал свою команду в бывшей каюте лорда Финдли. От постояльца, чей прах сейчас поджаривался в металлическом саркофаге на повозке, медленно огибающей залив Коусэнд по дороге в Лондон, в апартаментах на корвете остались только настольные часы с чудовищными мордатыми путти. Они держали своими культяпками циферблат и глядели в разные стороны, выпучив глаза и надув губы, надменностью лиц уже гораздо более напоминая прежнего владельца, чем его земная оболочка в своем нынешнем состоянии. «Память герцога Мальборо» на якорной стоянке било короткой волной, от каждого толчка часы сдвигались по суконной поверхности для письма секретера на полшажка к краю.
Лорд Мередитт сел в некогда для Финдли принесенное на борт кресло. Капитан, лейтенант и прочие расположились по обе руки от него, прислонившись к переборкам, а сержант Койн - между бимсов, чтобы иметь возможность не горбиться. Никто поводу собрания не выказывал радости, только сержант сиял улыбкой. Ближе всех к выходу стоял доктор Пенн. Он смотрел на качающиеся под потолком фонари, и их колебания не то помогали ему бороться с тошнотой, не то усугубляли ее.
- Вчера ночью в «Совиной мельнице» произошло убийство! - объявил Мередитт с большим воодушевлением в голосе. – Вы должны знать об этом. И, поскольку я всем вам доверяю, вы будете знать об этом в мельчайших подробностях. Убитый, некто Лоренц — лицо sine nobile, и я не мог очутиться в орбите судьбы несчастного, если бы в его последнюю минуту с ним рядом не оказался…
- Не стоит благодарности, - отозвался из дальнего угла Пенн.
- Совершенно верно! Потому что я бы определенно упустил немалую выгоду, если бы читать дальше


Антоний ван Борссом. Освещенная луной река

@темы: Золотая гора

21:58 

Капитанский портрет



Этот грустный человек — капитан Томас Смит: бостонец, пуританин, поэт и художник-самоучка. Собственный портрет он нарисовал сам в 1680 году, совместив черты парадного портрета и натюрморта жанра vanitas. Получилось косенько, но дух времени отражен как мало где.
На листе бумаги под черепом написаны вирши, вероятно, сложенные Смитом:

Why Why should the World be Minding
Therein a World of Evils Finding
Then Farewell World; Farewell thy Jarres
thy Joies thy Toies thy Wiles thy Warrs
Truth Sound Retreat; I am not sorye.
The Eternal draws to Him my heart.
By Faith (which can thy Force Subvert)
To Crown me (after Grace) with Glory.

Зная, что все в мире тлен, Томас рассчитывает увенчаться славой. Надо думать, не славой великого флотоводца, а славой праведника в раю. Сбылось ли его желание, мы не узнаем, но зато он точно вошел в золотой фонд американской живописи. Эта страна любит пересматривать альбомы со своими детскими рисунками.

@темы: кровь XVII века

01:59 

Памяти всех

Сегодня самое время, пусть и с опозданием, вспомнить Джеймса Скотта, герцога Монмута. Некруглые 328 лет назад, 15 июля, ему отрубили голову. Еще чуть-чуть, и приговор его политическому двойнику вынесли бы ровно в эту годовщину.
Как известно, Джеймс претендовал на английский трон на правах сына Люси Уолтер, любовницы короля Карла II; но потерпел неудачу и был обезглавлен. Современники сомневались, был ли Карл его отцом, и наиболее вероятное авторство приписывали Роберту Сидни, основываясь на известных обстоятельствах жизни Роберта и Люси, а также на простом портретном сходстве.



Вот они: Люси, Джеймс, Роберт.

О жизни этих людей можно рассказывать очень долго, но есть особенно любопытные эпизоды. Усадьбу семьи Люси Уолтер сожгли сторонники Кромвеля в 1644 году. Люси тогда было 14, и она сбежала в Лондон. В книге воспоминаний об английском дворе, записанной гораздо позже, в 1675 году, говорится, что в середине сороковых в Лондоне мисс Уолтер стала любовницей Алджернона Сидни Правда это или нет, но летом 1648 года она уже в Голландии, среди английских эмигрантов-роялистов, и находится в близкой связи с младшим братом Алджернона Робертом, а осенью — с будущим королем Карлом II. Джеймс родился 9 апреля 1649 года, после того, как Карл I закончил дни под топором, и его сын Карл стал называться королем в изгнании.
Зачем Карл Карлович признал неизвестно чьего ребенка своим бастардом, неизвестно. скорее всего, он не предполагал, что из этого проистекут серьезные неприятности. В 1658 году умела Люси, в 1660 произошла реставрация английской монархии, в 1668 году умер Роберт Сидни, в 1683 году казнили Алджернона, в 1684 умер Карл, в 1685 Монмут попытался захватить власть, подняв восстание против наследника Кара Джеймса II, бывшего герцога Йоркского, за что тут же лишился головы.
Обычно "восстание с вилами" рассматривают как религиозный конфликт: Джеймс Йоркский — католик, Джеймс Монмут — протестант. Но проблема, конечно, была еще и в личности Йоркского. Гадкий был тип. Суды над "политическими преступниками", участниками восстания, вел судья Джеффрис, конченый негодяй. В результате совместного полного истребления и выселения в колонии инакомыслящих всего за три года, к 1688, инакомыслящими сделались поголовно все жители Англии и попросили Джеймса II освободить занимаемую должность.

Так вот.
Знаете, что удивительнее всего? До сих пор в дискуссиях приходится встречать людей, которые терпеть не могут беднягу Монмута. Его называют глупым безответственным мальчишкой, винят в последующем кровопролитии, а последовавших за ним людей называют одураченными.
Да, Монмут не был военным гением. В отличие от своего дядюшки, он вообще умом похвастаться не мог. Однако он был человеком, за которым пошли другие люди в поисках свободы и лучшего, правильного, справедливого будущего для своей страны. Из безграничного уважения к этим людям можно и Монмуту сказать спасибо.


@темы: кровь XVII века

Разнообразные воспоминания Фитцальбемарля Пенна

главная