Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Длительное убийство лорда Финдли
одним свитком
по главам
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:35 

Кости капитана

19 марта 1688 года

– Взгляните, доктор, вот наши кандидаты: лейтенант Литтл-Майджес и лейтенант Пайк. Проверьте, соответствуют ли действительности их заявления о том, что они не страдают чахоткой, и запротоколируйте выводы. Что касается вас, джентльмены, – рубашки долой!

Восемнадцатипушечный корвет «Память герцога Мальборо» сходил со стапелей на будущей неделе. Он должен был стать самым маленьким трехмачтовиком Вест-Индской флотилии. Вакансий для офицеров было больше, чем желающих. Самому старшему претенденту на звание капитана едва исполнилось двадцать шесть. Уже принятый на службу судовой врач прежде ни разу не выходил в открытое море.
– Лейтенант Пайк, вы пуританин? – спросил доктор Пенн и взялся за стетоскоп. На манжетах сержанта не было кружев.
– От моего ответа будет зависеть, найдется ли у меня чахотка?
– Разговорчики.
– Но вы сами спросили.
– Но вы спросили в ответ, и нужно же мне было что-то отвечать.
Сержант Пайк мешал доктору выслушивать, но и когда он наконец перестал пререкаться, внутри него раздавались только удары его тяжелого сердца.
– Не жульничайте, лейтенант, дышите.
– Спасибо, док, я дышу.
Пенн долго слушал, пока не убедился, что лейтенант его не обманывает, и нескоро перешел к Литтл-Майджесу. У того внутри, наоборот, как будто сидел небольшой портовый город – до случайного прохожего доносился гомон толпы и невнятные крики покупателя, которого обвесили на базаре.
– Много курите, – сказал доктор Пенн.
читать дальше




@темы: Длительное убийство лорда Финдли

23:15 

Счастливый херес лорда Финдли

Это произошло поздним майским вечером, после захода солнца, на Сэндолф-стрит, когда рядом, как на грех, не было ни единого свидетеля. Лорд Финдли, неподъемно пьяный, ехал домой. Его карета шла небыстро, чтобы не растрясти переполненное алкоголем нутро владельца многого недвижимого имущества в западной части Лондона. Кучер дремал, упав лбом на комок поводьев в руках. Пара красивых кобыл, не напрягая ног, трусила знакомым путем и без напоминания вожатого собиралась повернуть на улицу Святого Мартина, когда неизвестный злодей напал на экипаж, дважды выстрелил в кузов, а затем проткнул заднюю стенку шпагой. Холодный или горячий металл обязательно нанес бы лорду рану и, скорее всего, смертельную, но тот в роковую секунду лежал на сиденьях экипажа поперек и мирно спал. Шпага убийцы повредила только кружева на его воротнике. Возница проснулся от выстрела и хлестнул лошадей. Широкая и тяжко лежащая на рессорах карета с резными карнизами и шелковыми кистями на внутренних занавесях много раз могла перевернуться на крутых поворотах, лорд Финдли проснулся только во дворе собственного дома, когда мелко трясущийся помощник поднес к его лицу фонарь.
Теперь же веселый месяц май был на исходе, и лорд Мередитт в лучшей каюте своего корвета "Память герцога Мальборо" читал письмо, посвященное этим недавним неприятным событиям.
«Милый Юэн, – обращался к получателю лорд Финдли. – Не знаю, когда ты получишь мое письмо, но взгляни на дату, которую я поставлю внизу, и ты поймешь меня лучше. Вчера я взглянул смерти в глазницы с более близкого, чем мне бы хотелось, расстояния. Это заставило меня серьезно поразмыслить, который из моих ста пятидесяти тысяч фунтов стоит того, чтобы раньше срока ступить в небытие, и не нашел такого. Милый Юэн, я прекращаю добровольно жизнь тленную (я имею в виду должность и кресло в Палате) ради жизни если не вечной, то долгой (наполненной путешествиями, свободой и хересом; к слову, я послал пятьдесят фунтов пожертвования всем церквям, какие есть на Ла Фронтейре, и ты можешь догадаться, почему). За твою жизнь я сделал тебе много добра, теперь твоя очередь: я желаю высадиться на противоположном берегу Атлантики так скоро, как это возможно. Я знаю, твой корабль должен быть еще достаточно хорош и не истрепан для такой задачи, учитывая, что ты выплатил за него еще не весь кредит. С дружеским приветом, Джон», – прочитал лорд Мередитт вслух и обвел присутствующих взглядом налитых кровью глаз.
– Этот обсосок решил лишить меня последнего надежного человека в палате лордов! Себя! – крикнул лорд Мередитт.
читать дальше



ван Остаде Таверна



@темы: Длительное убийство лорда Финдли

23:03 

А вот и они, грубые морские суеверия

Родом из Англии



Jhonny Duddle, Sirene

23:58 

"Прощай, свободная стихия..."

Прощание капитана Кидда с морями. Наиболее ранний вариант, 1701 года - года, когда Кидда повесили.

My name was Captain Kidd, when I sail'd, when I sail'd,
And so wickedly I did, God's laws I did forbid,
When I sail'd, when I sail'd.
I roam'd from sound to sound, And many a ship I found
And them I sunk or burn'd. When I sail'd.
I murder'd William Moore, And laid him in his gore,
Not many leagues from shore, When I sail'd.
Farewell to young and old, All jolly seamen bold,
You're welcome to my gold, For I must die, I must die.
Farewell to Lunnon town, The pretty girls all round,
No pardon can be found, and I must die, I must die,
Farewell, for I must die. Then to eternity, in hideous misery,
I must lie, I must lie.

Подстрочник, выполненный с переменным тщанием Вашим покорным слугой


@темы: песни

01:19 

Трость лорда Финдли

Трость лорда Финдли не менее пятнадцати фунтов весом прогремела по трапу. Прежде, чем ступить на борт, Финдли остановился, осмотрелся, посмотрел в узкую щель между головной частью понтона и фальшбортом «Памяти герцога Мальборо» и криво улыбнулся. Ветер был попутным. Трехмачтовый корвет, только что с переборки в сухих доках, еще ни разу с тех пор не отходивший от берегов Британии далее двух миль, был готов поднять паруса для долгого путешествия. Тридцать человек экипажа под взглядами двоих офицеров стояли шеренгой на шкафуте. Офицеры - капитан и его заместитель лейтенант, - в парадных шляпах, с напудренными волосами, казались не узниками малопушечного торгового судна, а заправскими вояками. Но лорд Финдли почувствовал себя на этом прекрасном корабле как в западне.
– Доброе утро, капитан, – громко сказал лорд. – Где Юэн?
– Лорд Мередитт в нашем нынешнем рейсе не участвует, сэр, – более высоким, чем обычно, голосом ответил капитан Литтл-Майджес.
– Какая прелесть. Так где же он?
– Сожалею, но лорд Мередитт не оставил мне эту информацию.
– Очень подозрительно. Надеюсь, не выйдет так, что вы меня немного покатаете по Атлантике, а потом вернете в Манчестер, рассчитывая, что я раскаюсь и решу остаться?
Наступила долгая пауза. Финдли в точности описал то, читать дальше


Каспар Давид Фридрих, побережье в Вике



@темы: Длительное убийство лорда Финдли

22:24 

Чудеса Мередитта и Литтл-Майджеса

Что бы вы могли рассказать о ясном утре посреди океана? О бесплатном и общедоступном зрелище, нежном существе предрассветного тумана, который кому-то кажется живым, кому-то – мертвым; о совершенной, как умозрительная модель государственного устройства, линии горизонта, и так далее. Обо всем утреннем беззвучном великолепии, когда хочется протянуть руки вперед или вверх и крикнуть: спасибо тебе, слепой случай, что дал появиться на свет вселенной и всем драгоценностям ее! Спасибо тебе, нелепое совпадение, что именно сейчас я жив, у меня есть ум и зрение, чтобы видеть все это и понимать! На вантинах в момент между ночью и зарей появились капли, на каждом витке пеньковой веревки по одной: прозрачные, но не жидкие. В каждую перешло по толике смолы. Влажные юферсы ловили все блики света и отражали голубое, розовое золотистое.
На корвете «Память герцога Мальборо» в такой ранний час никто достаточно свободный от ежедневного обременительного труда не появлялся на палубе, чтобы произнести что-либо подобное. Вахтенный внимательно смотрел с бака в воду, перегнувшись через фальшборт на скуле, что было строго запрещено капитаном Литтл-Майджесом после того, как один парень при нем так же засмотрелся, упал, и его разрезало ракушкой под килем. Свое запрещение Литтл-Майджес отразил письменно и заверил подписью, но прилюдно так и забыл прочитать. А вахтенный размышлял, какой выйдет всплеск, если бросить в воду монету. Кидать морю деньги он бы не стал ни за что, и от неисполнимости желания мысль о монетке в воде стала болезненно навязчивой. Тем временем солнце высушивало капли.
Лейтенант Пайк проснулся в семь, вышел проведать вахту, увидел, что все хорошо, и вернулся к себе поспать еще малость. Доктор Пенн открыл глаза в девять, произнес «какая гадость», обнял подушку и прильнул к ней лицом. Капитан Литтл-Майджес вышел на бак в одиннадцать утра и вздрогнул, увидев там лорда Финдли. Тот сосредоточенно смотрел в пол и водил по нему тростью. Капитан Литтл-Майджес приветствовал его с неискренней улыбкой. Лорд Финдли поднял на него глаза и не улыбнулся в ответ.
– Отличное утро, капитан, – отозвался он, – отличное от других, я имею в виду. Не могли бы вы объяснить нечто удивительное, что я сейчас наблюдаю?
читать дальше


 





@темы: Длительное убийство лорда Финдли

20:20 

Тысяча уловок не помогли мне скрыть мою страсть

The thousand sev'ral ways i tried
To hide my passions from your view,
Conscious that i should be denied
Becouse I cannot merit you.
Absence, the last and worst of all,
Did so increase my wretched pain
That i return'd, rather to fall
By the swift fate of your disdain.



Изящная песенка на музыку Генри Перселла, написанная не позднее 1681 года. Очень вольный перевод звучит так:
Тысячью разных способов я пытался
Скрыть мои страсти от вашего взгляда,
Умом понимая, что буду отвергнут,
Поскольку я вас не достоин.
Последнее и наихудшее средство из всех - бегство.
Оно так усугубило мои страдания,
Что я вернулся - лучше умереть
Быстой смертью от вашего презрения.

@темы: песни

00:25 

Список кораблей Кентиш-Нока

Способ насладиться музыкой названий английски кораблей — описания морских сражений. Начну с Кентиш-Нока (1652), где никак не проявил себя будущий богатейший адмирал Карла II Уильям Пенн.

Лучший корабль англичан у Кентиш-Нока (или, если угодно, наш лучший корабль) — "Sovereign of the seas", "Повелитель морей". Сто пушек, 700 человек экипажа. Заложен в 1634 году, погиб в 1696. За время жизни его дважды переименовывали: в 1650 году (Кромвель) он стал называться просто "Sovereign", а после 1660 (реставрация Карла II) — "Royal Sovereign". В его названии мне видится определенная игра слов: от "Повелителя морей" к "Королевскому соверену", от личности к разменной монете. Утрирую, конечно же. Соверен — монета далеко не разменная.



читать дальше

Абрахам Виллертс "Морской бой в Первую Голландскую войну 1652-54"

@темы: корабли

19:34 

Койн в кирасе

Наступило 14 июня, оканчивалась вторая неделя путешествия, когда солнце перестало выходить из-за туч, а утром и вечером спускался густой и холодный туман. Капитан Литтл-Майджес всю ночь и все утро просидел над картой в тяжелых размышлениях, так, что пепел от трубки осыпался со стола на пол, когда «Память герцога Мальборо» кренило вправо. Карта, лежащая перед ним, была исчеркана во всех направлениях. Кэп в течение всего путешествия прокладывал по ней три курса разом. Первый – о котором докладывал лорду Финдли. Согласно этому курсу сейчас корвет должен был подходить к Азорским островам. Второй – курс, который наметил для них лорд Мередитт. Его Литтл-Майджес отмечал, чтобы понимать, насколько отстает и какими словами принужден будет оправдываться, когда вернется на берег. Согласно плану Мередитта, Литтл-Майджес должен был находиться теперь в открытом океане в широтах острова Ньюфаундленд и на долготе вечно заснеженной Гренландской горы Гунбьёрн. Истинный курс «Памяти» лежал не так и не эдак, капитан правил в открытый океан, но куда именно смотрел нос корвета, в море Лабрадор или во Флоридский пролив, Литтл-Майджес не мог сказать наверняка.
– Элб... – позвал капитан, когда доктор Пенн вошел к нему. – Элб, ты образованный, культурный человек...
– Табак сам экономлю.
– Черт с тобой. Можешь перерисовать набело? – Литтл-Майджес подал доку исчерканную карту. – Я уже перестаю понимать, что здесь к чему. Эти прямые линии не нужно, а берега перерисуй.
– Как же я откажусь. – доктор Пенн взял карту из рук капитана и внимательно на нее посмотрел. – Ты назвал меня образованным, культурным человеком. Купил с потрохами, я тебе теперь ни в чем отказать не смогу.
– Вообще ни в чем?
– Ступай к черту. – Пенн перевернул карту на девяносто градусов и снова углубился в изучение. – Майлз, где мы сейчас?
– Ты все равно держишь ее вверх ногами.
– Это не ответ.
– Допустим, я назову тебе две цифры. Это тебе поможет? Просто перерисуй ее аккуратно, в университете должны учить таким вещам.
– Можешь просто показать пальцем.
– Перерисуй ее, и все.
– Майлз, где мы?
Кэп молча отвернулся. Пенн пожал плечами, придвинул к себе чистый лист и взял перо.

читать дальше


Ван Дейк. Портрет молодого генерала

@темы: Длительное убийство лорда Финдли

23:44 

Пара слов о врачах и пациентах Нового света

«Если б была в людях совесть, она бы заставила их сердца кровоточить при звуках жалобных стонов и ропота больных». Джордж Перси «Наблюдения» (начало XVII века)


Первым бичом поселенцев (если считать набеги индейцев и искушения людоедством вторым и третьим) стали болезни. Причиной тому являлись, очевидно, обедненная диета, плохая вода и непривычный климат. Оспа и цинга косили людей с легкостью. Против повальных недугов пытались использовать средства традиционной фармакопеи. Европейская медицина тогда еще не шагнула дальше трудов Гиппократа, Аристотеля, Диоскорида и Галена. Наука гласила, что болезнь происходит от дисбаланса четырех основных жидкостей организма (черная желчь, желтая желчь, слизь и кровь), а устранять дисбаланс следует с помощью снадобий растительного происхождения.
читать дальше


Ян Стин. Визит врача

@темы: медицина

00:47 

Иллюстрированная история медицинского дела в 17 веке


Кровопускание. 1675.

читать дальше

@темы: медицина

22:45 

Лу Гару

На рассвете 15 июня с марсов корвета «Память герцога Мальборо» стала видна полоска суши, покрытая лесом. Капитан Литтл-Майджес, доктор Пенн и лейтенант Пайк вышли к правому борту и стали рассматривать берег в подзорную трубу, передавая ее друг другу по очереди.
- И ведь если сейчас велеть выливать всю загнившую воду, то непременно как назло… -- начал говорить кэп, но замолчал и передал трубу Пайку.
- Укреплений нет. Если только они не держат пушки прямо на земле, -- сказал тот и передал трубу Пенну. Тот посмотрел в подзорную трубу на линию деревьев, на узкую полосу песка, на небо, на воду, на горизонт, на салинги грота, на Пайка, снова на деревья и, наконец, на носки своих сапог. В ответном взляде кэпа читалось «если б мне было так же легко развлечься».
- Экспедицию на остров возглавит Пайк. Элб, если хочешь, тоже сойди, проветрись, -- распорядился Литтл-Майджес, отобрал трубу и ушел на шканцы, отдавая приказы повеселевшим при виде земли матросам. Корвет дал крен на правый борт, прямые паруса фока и грота рыхло наполнились ветром, и земля, поросшая буковым лесом, стала медленно поворачиваться другой стороной: капитан искал бухту.
Доктор остался стоять у борта. В прежней, сухопутной жизни ему казалось, что на море можно смотреть бесконечно, теперь он так же с бессмысленной улыбкой пялился на сушу. Берег не был ни живописным, ни хоть сколько-нибудь привлекательным, и во время каботажного плавания его вид вызывал бы в путешественниках скуку. Плоский холм поднимался над водой не больше чем на высоту двух человеческих ростов, при отливе обнажая серые пляжи и того же цвета каменистые отмели. Сейчас они уже наполовину скрылись под волнами. Небезопасное дно еще то здесь, то там выдавало себя: над неспокойной водой стояли черно-зеленые камни. В полкабельтове от берега в их тени различался неясный силуэт. По мере приближения выступили прямые перекрестья, на которые намотались мертвые водоросли и обрывки ткани.
– Кто-то приплыл, - указал на них лейтенант.
читать дальше


Cristian Hammer. Quick concept painting



Listen or download Epica Cry For The Moon for free on Prostopleer

@темы: Длительное убийство лорда Финдли

22:53 

She's like the swallow



Народная песня, записана в Ньюфаундленде, обнаружена в фольклорном сборнике в 1930 году. Дата создания неизвестна.

She's like the swallow that flies so high,
She's like the river that never runs dry,
She's like the sunshine on the lee shore,
She loves her love but she'll love no more.

читать дальше

Трогательная песня, которую мне лень переводить полностью: она очень легкая для понимания. В общих чертах — в ней поется о девице высоких и благородных качеств -- она была как "ласточка, летающая высоко". Однако ее возлюбленный оказался склонным к изменам приматом с животной чувственностью. Мудрено ли, что героиня не захотела продолжать жить, зная, что человек, которого она полюбила раз и на всю жизнь, сущая свинья.
Если абстрагироваться от романтического смысла песни вполне можно вообразить себе чувства патриота, который прозревает и видит, что его страна — нечто среднее между тюрьмой и хлевом.
Кстати, употребляемое в песне "thee" дает мне надежду на то, что текст восходит к 17-18 векам.

@темы: песни

19:41 

Золотая гора принца Руперта и Холмса

Один из самых невероятных и удивительных своей глупостью сюжетов английской морской экспансии XVII века — Золотая гора, о которой "как-то раз слышал" генерал Руперт Пфальцский, как его называют русскоязычные авторы, или принц Руперт Рейнский, как его обычно зовут на английском языке.
Сюжет относится к 1661 году (кстати, в этот год наш герой-рассказчик появился на свет). Именно тогда Королевская Африканская компания, изначально вообще называвшаяся Компанией Королевских Приключений, во оправдание название снарядила экспедицию контр-адмирала Роберта Холмса в Африку. Целью экспедиции стало основание британской фактории на черном континенте, а также — поиск Золотой горы, скалы, которая якобы состояла целиком из золота. Искать ее, по точнейшим сведениям принца Руперта, следовало где-то в "верховьях реки Гамбия".
Роберт Холмс на кораблях «Генриетт», «София», «АмИТИ», «Гриффин» и «Кинсейл» отбыл куда сказано, отбил там у герцога Курляндского некий форт и назвал его Джеймс Айленд. В 1663 году Холмс вернулся в Африку и отбил у голландцев еще несколько фортов в Гвинее, однако гору ни в первый, ни во второй раз не нашел.
Намедни Джей-Ди Дэвис написал книгу о приключениях англичан в поисках Золотой горы. Она так и называется: "The mountain of gold". Главным героем книги стал капитан Мэттью Квинтон, Холмс упоминается. Весть о золотой горе герою приносит перехваченный пиратский капитан О'Дуайер. Разумеется, ирландец.

Фрагмент перевода


Энди Бергольц, Бюст пирата

@темы: корабли

00:08 

Корабельный фонарь XVII века

Класс люкс, разумеется.
Сейчас украшает парусник "Америго Веспуччи", построенный в 1831.


@темы: корабли

15:50 

Исповедь Лу-гару

Солнце зашло. Наступила серая темнота, в какой прекрасно видны небо, деревья и иные крупные украшения земной поверхности, но ничего не разглядеть под ногами. Лейтенант Пайк, Тупой Джек, Джек Треух, Джек Морда и Джек-Джек в полутьме вместе вытащили шлюпку на пляж. Пайк объявил, что он пойдет первым и назначил замыкающим Джека Морду, на что матросы вежливо, но твердо ответили, что Пайк пойдет и первым, и замыкающим, а сами они от шлюпки не отойдут ни на шаг. Лейтенант не упрекал своих матросов в трусости, но втайне надеялся, что кто-нибудь спросит его: сами-то вы, офицер, разве не боитесь? И тогда он, ни к кому в особенности не обращаясь, негромко сказал бы: «Не на лук уповаю, и не меч спасет меня, но Ты спасешь нас от врагов наших». Однако никто ничего подобного не спросил, и Пайку тоже пришлось промолчать. Отойдя на пару шагов, он остановился, чтобы притерпеться к темноте и прислушался – может быть, кто-то последует за ним. Никто не сделал и этого, но Пайк не стал утяжелять душу обидой.
Он шел наугад и вскоре увидел впереди на песке неясное белое пятно. Здесь не могла не таиться опасность. Лейтенант напрягал память, но не мог вспомнить, чтобы днем на берегу острова лежал крупный белый камень, или белый череп, или дохлый белый кролик. Его воображение немедленно изобразила ему картину: он подходит ближе и видит перед собой лицо с кипенно-белой кожей, исполненное последнего ужаса. В неясной тревоге он оборачивается, чтобы разглядеть призрачную тень, прежде чем его голова мягко слетит с плеч и ляжет на песок рядом. Лейтенант оглянулся. Он видел фонарь и часть шлюпки, видел, что матросы сидят вокруг и, кажется, бесстрашно дуются в карты, используя в качестве стола кормовую банку. И он знал, что сам сейчас совершенно невидим для них. «Что бы ни случилось дальше, я обязан буду криком предупредить их. Чертовы безбожники. Чертовы трусливые безбожники, в свой последний миг я непременно вас спасу», - подумал он и стал с осторожностью приближаться. Подобравшись на расстояние в половину пистолетного выстрела, он убедился, что белеющий на песке предмет лежит совершенно неподвижно и вряд ли одушевлен. С расстояния в десяток шагов Пайк различил распростертое на песке тело человека, одетого в темное. В сумерках безжизненно белели торчащие из рукавов кружева. Пайк осторожно сделал еще один шаг и еще один. Осталось очень мало сомнений в том, кто оказался в этот вечер там, на песке. Лейтенант приблизился еще на два шага и увидел, что перед ним действительно доктор Пенн: док лежал лицом в небо, соединив руки на впалом животе, и глаза его, как показалось Пайку, были полностью черны. Лейтенант понимал, что подойти еще ближе, совершенно вплотную, необходимо, но страх все сильнее сковывал его. Поэтому Пайк перехватил мушкетон за дуло, приблизился еще на полшага и тронул колено лежащего прикладом.
- А я уже собирался подумать о вас плохо, - сказал доктор Пенн пьяным голосом и селчитать дальше




Иост Корнелис Дрохслот "Автопортрет в пейзаже"

@темы: Длительное убийство лорда Финдли

21:26 

В общих чертах о Лондоне XVII века

В 1600 году в Лондоне проживало 250 тысяч человек. Лондон был сильно вытянут с запада, от Вестминстера, на восток. Между Лондоном и Вестиминстером по тракту Стрэнд с 16 века стали строить свои дома состоятельные люди. К слову, параллельно Стрэнду шел тракт Паунд - «Фунт», читай, Рублевка.

читать дальше

Живопись в Англии 17 века занимала скромное положение, поэтому Лондон того времени сподручнее всего иллюстрировать гравюрой и лубком.
Вот, кстати, и лубок "Карлу Первому голову при Уайт-холле отрубают, а народ с большим интересом за сим наблюдает". обратите внимание, с какой классицистской аккуратностью рассажены зеваки на крыше дворца.



Еще четыре изображения

А здесь есть подробная карта Лондона 17 века, выполненная Холларом, с названиями улиц и видами отдельных достопримечательностей. Лондон, насколько могу судить, запечатлен после пожара.

@темы: Лондон

19:56 

Охота на фазанов со спаниэлями и соколами



Это гравюра Фрэнсиса Барлоу (1626-1704). На картине присутствует следующий эпиграф.
"The feasant cock the woods doth most frequent,
Where spanniells spring and pearch him by scent,
And when in flight the hawke with quicken`d speede
With`s beake and savage talons makes him bleede.”

(примерный перевод)

«Фазаньим петухам привольно в лесу,
Но по весне спаниели будут искать их запах,
И в полете стремительный сокол
С крючковатым клювом и хищными когтями заставит их истечь кровью.»

В этих стихах есть глубокий смысл. К тому же они прекрасно передают дух времени.

@темы: поэзия

11:05 

Ваппинг

16 июня сержант Койн по велению Мередитта отправился на восточную окраину Лондона, в Ваппинг. Это место земных страданий выглядело лучше того, где прошло детство Койна – где жили непритязательные, рачительные люди, где на веревке, протянутой от дома к дому, белье развешивали в соответствии с договором о долевом использовании, а кур выпускали на шлейках, чтобы не перепутались. Однако с тех пор Койн успел послужить государству и пожить в казармах, а теперь получил стол и кровать у лорда Мередитта, потому свысока смотрел на Ваппинг. Большая часть здешних жителей кормилась от верфей, пристаней и предоставляемых ими возможностей. Здесь и среди дня и на протяжение ночи шлялись молодые люди, которым не хватило работы, что делало их опасными. Но и большую часть ваппингцев, людей домовитых и строгих, не стоило недооценивать.
Из окна второго этажа дома, который был построен и обветшал до того, как Койн родился и отправился служить государству, высунулась женщина.
- Молодой человек, вы к кому? – крикнула она.
- Спасибо, я знаю, как туда пройти, - ответил тот, будто бы не расслышав, и прибавил шаг.
Лорд Мередитт наказал ему искать двухэтажный дом «с вывеской, где говорится что-то о скобяных изделиях», в двух домах от паба, за которым виселица. Койн не сомневался, что найдет.
Вот впереди появилась вывеска «плошки, кружки, всякая дрянь» - на фасаде неталантливо расчерченного и некрепко сколоченного дома в четыре этажа, и паб на три стола располагался здесь же, с другого входа. Койн оглянулся, вернулся, зашел внутрь. Виселицы недоставало — вот в чем беда. «Подскажете, отсюда до виселицы далеко?» - спросил он человека, который сидел один во всем зале, за одним из столиков, и сводил счета. «Нет, конечно», - ответил человек.
читать дальше




@темы: Длительное убийство лорда Финдли

22:43 

Пятиминутка здорового юмора

Надежное средство, заменяющее антибиотики — ампутация.


@темы: медицина

Разнообразные воспоминания Фитцальбемарля Пенна

главная