Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: золотая гора (список заголовков)
00:10 

Леди Истина и леди Малярия

Наступила осень 1688 года. Файбер на шхуне «Рид» продолжал преследовать «Память герцога Мальборо», не зная, что платить за его работу больше некому: тиран Иаков отправил семью во Францию и был готов бежать сам, лишь представится оказия. Высокородные заговорщики (среди которых мог быть сэр Юэн, не предпочти он погоню за Золотой горой прозаическим домашним занятиям) уже разъехались во все концы страны готовить, если бог даст, новую гражданскую войну. В сентябре «Память» вошла в африканскую бухту на пятой параллели к северу от Эквиноктиалиса. Название на бухты на карте, передавая друг другу лупу, пытались прочитать всемером все члены экипажа, обученные грамоте. По всему выходило, что местность зовется Ла Песарла, но капитан Литтл-Майджес требовал, чтобы крошечные закорючки на бумаге сложили в какое-нибудь другое слово — он предвидел долгую стоянку и ни за что не хотел застрять надолго в местности с подобным названием. Шхуна «Рид» встала на траверсе бухты, запирая корвету выход в море, но на «Памяти» об этом предпочитали не задумываться.

21 сентября по приказанию лорда Мередитта на берег сошли восемь матросов под командованием сержанта Койна. Спустя десять дней они вернулись ни с чем, и смертельно уставшие. На борту пришлось вязать беседку и поднимать их со шлюпки по одному на веревках. Поднятые садились вдоль борта, не в силах двигаться дальше — это было удивительно, ведь каждому обещали на камбузе по половине свежей рыбины и по наперстку всклень. Лейтенант Пайк, руководивший погрузкой, послал за Пенном.
Доктор прошагал от Койна, который даже сидя на полторы головы возвышался над остальными, мимо двух Джеков, троих Уиллов, еще одного парня, которого тоже как-то звали, а также Ларри, сжавшегося между ватервейсом и фальшбортом до удивительной компактности, и громко объявил диагноз. Пайк не остался удовлетворен его ответом.
- «Замудохались» - это разве читать дальше



Прослушать или скачать No-one is there бесплатно на Простоплеер

@темы: Золотая гора

00:27 

Черно-золотая Аккра

15 августа 1688 года корвет «Память герцога Мальборо» встретил в море на пути в Луанду. Шхуна «Рид» продолжала неотступно следовать за ним. В тот день волнение было сильнее обычного, и Джек Морда попал под плохо закрепленную пушку. Его протащило до противоположного борта и раздробило кость выше колена казенной частью о фальшборт.
Капитан Литтл-Майджес вытащил из каюты доктора Пенна (тот уютно качался на рундуке, слушая, как от перегородки к перегородке катается пустая бутылка) и велел Ларри зачерпнуть за бортом ведро. От четырех галлонов теплой соленой воды на голову док немного отрезвился — достаточно, чтобы снова осознать себя в текущем моменте. Он сидел на палубных досках в луже морской воды с красными прожилками рядом с непрерывно кричащим человеком, такелаж над его головой выл от напряжения, и четверо здоровых мужчин с трудом пытались поставить на место пушку с жирно блестящим задком. В отличие от мира ромовых грез, здесь док был совсем один, но должен был что-то предпринимать. «Несите, наверное, жгут...» - попросил он.
В Джеке Морде было необыкновенно много жизни и места в груди. Он кричал, орал и голосил без перерыва час. Пенн сидел пред ним до онемения в ногах и не знал, как подступиться к разделению остатков штанов и мяса — нож запутывался в нитках. Капитан стоял над ним и врем я от времени выкрикивал: «Да что же ты копаешься?!» Когда с мягкими тканями было покончено, колено отделилось само почти без усилий, но кость осталась торчать красной трубкой далеко наружу. «Отпиливать или так оставить?» - кричал Пенн, почти неслышимый за могучим ревом Джека. «Соберись и прими решение, ты врач!» - кричал ему в ответ Литтл-Майджес.
Труднее всего далось наложение швов. Док несколько раз просил окатить его и пациента из ведра, но густой гемоглобин Джека выступал повсюду и мешал видеть, что к чему пришивается. Под каждым ногтем, на рукавах и манжетах, на коленях и чулках, он возникал снова и снова.
Несмотря на все препятствия, культя была завершена. Вскоре после того, как последний узел на бедре был завязан, внезапно наступила тишина. читать дальше


@темы: Золотая гора

23:08 

Виселица

В пятницу, 9 августа, наступило еще одно безмятежное утро над фортом Фрайт. Несколько дней ветер ослабевал, и вот — иссяк совсем, оставив залив перед фортом наполненным мелкой рябью. Бегучий такелаж «Купца», «Рид» и «Памяти герцога Мальборо» висел неподвижно, как на Шторковских акварелях.
В форте трое рабочих занимались рамой для сушки рыболовных сетей: укрепляли ее стойки поленьями, подвязывали угловые крепления и, уцепившись руками за верхнюю перекладину, качались на ней по одному и по двое. С высокого борта корвета капитан Литтл-Майджес легко мог заглядывать через тын, чтобы наблюдать, как трудятся колонисты, но зрелище его не радовало. Он слонялся по шканцам туда-сюда и бормотал скверные слова. Лорд Мередитт сидел на свернутом бухтой канате, уперев каблуки в комингс люка, и меланхолично ковырял в зубах рыбной вилкой. С тех пор, как Фрэнсис Герберт покинул корвет, сэр Юэн велел убрать сервиз и вернуть под глобус маленький стол, за которым тропическими вечерами ужинали на палубе. Корабль осиротел.
Кэп и его наниматель старались не говорить о судьбе Герберта, но не переставали думать о ней.
- Они не могли делать дело менее навязчиво? - хныкал Литтл-Майджес. - У них публика в акватории стоит. читать дальше



Питер Брейгель. Сорока на виселице



Прослушать или скачать Эти свободные бабочки бесплатно на Простоплеер

@темы: Золотая гора

23:28 

Последняя история о Лу Гару

Доктор Пенн поднял голову от своего рисунка и улыбнулся. Он не видел перед собой монстра. Вошедший походил на человека, и, будь он человеком, его внешность назвали бы благородной, а гладкость его лица говорил бы о юности. Со времен прошлой встречи доктор помнил его имя — Доор — и то, с каким вниманием к его мнению относились соплеменники. Юноша обещал стать богатырем, когда возмужает. Осанка, развитый верхний плечевой пояс и видимая мускулатура говорили о любви к гимнастическим упражнениям, не об изнуряющем труде. Длинные руки, ноги, пальцы, коротко обрезанные кудри, блестящие выпуклые глаза, приплюснутый нос, выступающие вперед челюсти роднили его с уроженцами Африки, острые скулы и складка над веком — с жителями Азии, полупрозрачная кожа — с людьми белого христианского мира. Однако уподоблять его человеку было ошибкой.
- Доброй ночи, Лу Гару, - сказал Пенн.
- Доброй ночи, негодяй, посоветовавший нам воспользоваться транспортом на ветряном ходу. – Доор засмеялся (это было похоже на утробное урчание) и погрозил пальцем. – Ты пытался нас убить? Никогда не приходилось перемещаться в пространстве менее удобным способом.
Пенн поднял брови.
- Не советовал ничего, чем бы не пользовался сам.
- Бедняга! Худшего наказания не придумать. - Доор растянул губы, показывая, что обвиняет не всерьез. - Отвратительные доски. Грязь, вонь как в зверинце. Как можно быть мыслящим существом и жить в таких условиях? Были и хорошие стороны: мы наелись до отвала, но скоро началось такое, что лучше бы голодали. Это случилось, когда мы спали. Мы проснулись от жара. Вокруг нас все разваливалось. Открылись дыры в стенах, в потолке, и отовсюду на нас лился свет. Мы разбегались и прятались. - Лу Гару вытянул руки, растопырил пальцы, разглядывая бледную полупрозрачную кожу и фиолетовые жилки. - Посмотри, тут были ожоги, до сих пор видно.
Доктор теребил карандаш и смотрел мимо, перед его глазами одна за другой проходили картины — все части драмы, разыгравшейся на «Перчаточнице». Ничего не подозревая, капитан велит бросить якорь в бухте острова, и по лунной дорожке к высокому, неприступному, обшитому встык борту плывут куски топляка и старых разбитых досок, как будто безобидный мусор. Но в тени корабля от плывунов отделяются полупрозрачные фигуры и лезут по якорным канатам, по выступам вверх, проникают в оставленные настежь ради душной ночи порты, и все затихает как сновидение. Ничего не подозревая, утром капитан велит сниматься с якоря. День проходит в будничных заботах, солнце садится, и, когда все заполняет чуть подслащенная светом месяца темнота, над палубой разносится полный удивления крик.
читать дальше


@темы: Золотая гора

02:30 

Маленькие острые зубы

«Я бедный человек, один кормлю семью, мне никто не обеспечивает страховку. Когда я пропаду здесь с вами, никто не призрит моих детей. Чем проклинать вас перед смертью, лучше я оставлю вас сейчас и буду молиться о ваших душах», - так или примерно так сказал честный проводник, прежде чем отчалить. Сержант Койн и доктор Пенн уже стояли на берегу, куда, вымазавшись до колен, перебрались через широкую полоску ила. Руки их были заняты поклажей, и они не успели схватить негодяя за куртку или предпринять что-либо иное.
- Как будем возвращаться? - спросил Пенн, когда плоскодонки проводника уже не было видно.
- Надо было его пристрелить, - отозвался Койн.
читать дальше


Анри Руссо. Заклинательница змей

@темы: Золотая гора

22:06 

Форт Испуг

За далеко выпирающим в море песчаным мысом, за грязно-зеленой водой залива, в устье узкой заиленной реки стоял собранный из жердей, пустых бутов, отодранной обшивки, пальм, пальмовых листьев, бамбука, рваной парусины и просто всякого мусора форт Фрайт. 7 августа 1688 года этот нелюбимый ребенок своей страны переживал славные времена: возле его стен одновременно бросили якорь ост-индский корабль пятого класса, корвет и шхуна.
Свой первый выход на берег Африки владелец корвета «Память герцога Мальборо» лорд Мередитт пожелал обставить пышно.
Первое — его сопровождал капитан. Бедный Литтл-Майджес, не топтавший твердую землю с весны, готовился к выходу словно к свадьбе. Он брился так тщательно, что сбрил десяток лишних лет и стал похож на толстого школяра; до изначальной черноты отчистил шляпу, колет и сапоги, на перевязь повесил реквизированную с «Перчаточницы» испанскую шпагу, чей эфес представлял кусающую собственный хвост змею, и то и дело спрашивал Пенна, выглядит ли он теперь как джентльмен, зарабатывающий в год пятьсот фунтов.
Второе — милорда сопровождал великан Койн. Одно число серебряных пуговиц на всех видимых частях его платья заставляло думать о состоятельности нанимателя.
Третье — общество путешественников должен был украсить собой Френсис Герберт. Однако, выйдя на воздух ранним утром и обозрев залив, он вернулся в кровать с жалобами на приступ лихорадки. Скрепя сердце Мередитт заменил его доктором Пенном в ущерб праздничному виду свиты.
читать дальше


Шесть африканских рабов и их чернокожий продавец с двумя моряками в Ливерпуле



@темы: Золотая гора

23:14 

Очищение огнем

Когда лорд Мередитт принял решение преследовать «Перчаточницу», и корвет «Память герцога Мальборо» лег на новый курс, взяв на два румба восточнее, той же ночью ветер задул свежий и благоприятный, словно летучим голландцем, алчностью сэра Юэна и гвинейскими зефирами правили одни и те же демоны. Тем внезапным маневром, проведенным в короткие темные часы, корвету почти удалось оторваться от преследовавшей его шхуны. Капитан «Рид» Никлас Файбер на рассвете увидел за горизонтом лишь вымпелы своей жертвы, рассердился и решил наказать ее: утром 27 июля он шел уже не в десяти милях от мишени, а в трех. Теперь капитан «Памяти» Литтл-Майджес имел неудовольствие наблюдать жерла трех пушек на файберовском левом борту в любое время, когда брался за подзорную трубу. Лейтенант Пайк, бросая взгляд на правый борт, тоже стал чаще вздыхать, хотя пуритан и учат с детства ожидать смерти как лакомства. Матросы, несмотря на то, что им никто не рассказывал о бесчеловечных обычаях Файбера, ходили очень скучные.
Казалось, в хорошем настроении оставался один Мередитт, да его новый наперсник Фрэнсис Герберт (появление которого оставило глубочайшую рану в сердце сержанта Койна, оттесненного на вторые роли). К слову, присутствие со всеми кроткого Фрэнсиса на сэра Юэна действовало странно: и без того невоздержанный на язык, в компании гостя он становился подлинно невыносимым.

Доктор Пенн проводил последние дни августа почти безвыходно в своей узкой, как горло висельника, каюте. Мередитт поручил ему просмотреть карты западного африканского побережья и найти очертания, похожие на те, что были на клочке бумаги из вещей Лоренца. Док сидел на своей жесткой тахте, по-портняцки поджав ноги, и рассматривал в лупу бумаги, разложенные на крышке рундука. Сэр Юэн заглянул в каюту (войти он не мог, так как все оставшееся свободное пространство пола занимали брошенные у порога ботфорты) и пригласил заглянуть Фрэнсиса.
- Пенн, я слышал, корабельный врач Генри Моргана вел собственный дневникчитать дальше


Алексей Боголюбов. Взрыв турецкого броненосца «Лютфи-Джелиль» на Дунае 29 апреля 1877 года

@темы: Золотая гора

23:20 

Подглядывающий

Днем 4 июля лорд Мередитт собрал свою команду в бывшей каюте лорда Финдли. От постояльца, чей прах сейчас поджаривался в металлическом саркофаге на повозке, медленно огибающей залив Коусэнд по дороге в Лондон, в апартаментах на корвете остались только настольные часы с чудовищными мордатыми путти. Они держали своими культяпками циферблат и глядели в разные стороны, выпучив глаза и надув губы, надменностью лиц уже гораздо более напоминая прежнего владельца, чем его земная оболочка в своем нынешнем состоянии. «Память герцога Мальборо» на якорной стоянке било короткой волной, от каждого толчка часы сдвигались по суконной поверхности для письма секретера на полшажка к краю.
Лорд Мередитт сел в некогда для Финдли принесенное на борт кресло. Капитан, лейтенант и прочие расположились по обе руки от него, прислонившись к переборкам, а сержант Койн - между бимсов, чтобы иметь возможность не горбиться. Никто поводу собрания не выказывал радости, только сержант сиял улыбкой. Ближе всех к выходу стоял доктор Пенн. Он смотрел на качающиеся под потолком фонари, и их колебания не то помогали ему бороться с тошнотой, не то усугубляли ее.
- Вчера ночью в «Совиной мельнице» произошло убийство! - объявил Мередитт с большим воодушевлением в голосе. – Вы должны знать об этом. И, поскольку я всем вам доверяю, вы будете знать об этом в мельчайших подробностях. Убитый, некто Лоренц — лицо sine nobile, и я не мог очутиться в орбите судьбы несчастного, если бы в его последнюю минуту с ним рядом не оказался…
- Не стоит благодарности, - отозвался из дальнего угла Пенн.
- Совершенно верно! Потому что я бы определенно упустил немалую выгоду, если бы читать дальше


Антоний ван Борссом. Освещенная луной река

@темы: Золотая гора

22:08 

История оленьего мешка

3 июля 1688 с трех сторон к первому дому у каменного моста в Плимуте приближались четыре человека.
Первый из них, юноша не более двадцати трех лет, плыл на плоскодонной лодке сверху по течению. Вода на веслах уже была солоновата от близости залива Коусэнд. Единственное, что лежало на дне лодки, был небольшой, но тяжелый мешок из оленьей кожи. Пятиунциевую золотую застежку плаща юноша заколол, повернув камеей внутрь, но чистое золото поблескивало в складках сукна под каждым фонарем. С прозрачного некрасивого лица не сходило выражение страха. Гребец едва справлялся с течением и постоянно озирался, боясь пропустить нужный дом: грести назад было бы выше его сил. Когда в окнах домов над каналом зажигался свет и в проеме показывалось чье-то лицо, молодой человек надвигал шляпу на глаза, прятал подбородок в плащ и тихонько бормотал: «Все будет нормально, все будет хорошо».
Со стороны рыбного рынка по мостовой шли два молодца с общей длинной лестницей на плечах. Из-под вислополых черных шляп торчали только подбородки. Шли они в ногу, весело, и на боку каждого висел тесачок.
читать дальше


Виллем Корнелис Дуистор (1599 - 1635) Солдаты, передравшиеся в сарае из-за добычи



@темы: Золотая гора

Разнообразные воспоминания Фитцальбемарля Пенна

главная