fitzalbemarle penn
На днях, увидев книгу, озаглавленную «Патриархия» и написанную сэром Робертом Филмером, посвященную универсальным и само собой разумеющимся правам всех королей, я подумал на досуге – хорошо было бы изучить его доктрину и вопросы, вытекающие из нее; последние представляются до сих пор касающимися всего человечества и, помимо влияния на нашу будущую жизнь, затрагивающими понимание всего, что в этом мире заслуживает внимания. Если автор книги сказал правду, есть только один вид правления в мире, который заключает в себе все от справедливости: и те, кто допрежь были почитаемы за лучших и мудрейших из людей вследствие учреждения ими общественных устройств и государств, и претерпели много страданий – все они за то, что могли прийти к согласию во имя приобретения общественного блага или разделить власть с народом, который в гармонии благого правления мог быть сохранен в качестве единого целого – были самыми несправедливыми и глупыми из всех людей. Они были не строителями, а ниспровергателями правления: они устанавливали аристократическое, демократическое или смешанное правление, в противовес монархии, которая, согласно неизменным законам Божьим и природным, положена человечеству; или самонадеянно заключали в кандалы монарха, который, согласно тем же законам, чист и никому не подконтролен; они – мятежные и непослушные сыновья, которые восстали против отца, и не только перестали прислушиваться к его голосу, но и подчинили его своей воле. По их мнению, только тот заслуживает называться добрым человеком, кто стремился нести благо человечеству, или той стране, с которой был связан, и это благо заключалось в счастье государства и совершенствовании личности. Они высоко ценили тех, кто стремился сделать людей лучше, мудрее и счастливее. Это они видели главной целью, с какой люди соединяются в общество: и Цицерон говорит, что общество было создано ради справедливости, – потому что кто бы ни получил власть, должен использовать ее для достижения целей, ради которых она была создана. Эта работа может быть проделана только преуспевшими в добродетели, но чтобы они от нее не уклонялись, никакое правление не мыслится хорошо устроенным без того, чтобы законы не стояли выше распоряжений людей.
Если верить сэру Роберту, все это ошибочно. Ничего подобного никогда не оставляли на откуп людям. Они не должны узнать, какой путь ведет к их собственному благу. Бог и природа поставили нас на путь, с которого нам не отклониться: мы живем не ради того, чтобы познать счастье. Не ради нас самих, а ради господина, который сел над нами. Одно владычество упрочено надо всем, и никакие границы не могут быть установлены тому, кто правит. Это прерогатива или, как сказал другой автор тех же убеждений, Королевская Привилегия, дарованная королям Богом. Все они имеют равное право на неограниченное правление; женщины и дети – тоже патриархи; следующие по линии кровной родни, независимо от возраста, пола и иных качеств ума и тела, становятся отцами такого количества народов, какое падет перед их властью. Мы не вправе разбираться, молоды они (либо оне) или стары, добродетельны или порочны, рассудительны или полностью безумны – права и власть для всех будут одни. Будет ли в их правлении поощряться или подавляться добродетель, принесет ли тот, кто держит меч, награду добру и ужас злу, или все будет ровно наоборот, зависит от случая и нас касаться не должно, потому что король не может утратить ни малейшей части своего права ни при каких обстоятельствах. Иногда так и хочется спросить: как глупость такого рода могла прийти в голову человеку? Я могу представить одного, захваченного злобой и безумием до такой степени, чтобы изобрести подобные вещи, но не могу вообразить, как они захватили весь мир. Но я также думаю, что люди всех возрастов влюблены в свободу, стремятся сохранять свои привилегии и ничто не может заставить их отступиться, если их только не заставили верить, что они должны делать это сознательно; чего не могло произойти, если бы их также не заставили верить в существовании положенного всему человечеству закона, который невозможно нарушить, и размышлять о котором также не в силах человеческих. (...)


Спустя три года после написания книги автору отрубили голову

@темы: кровь XVII века